RSS

Галина Скосарева: «Спасая новорожденного, мы не имеем права на секундное промедление»

13:43 11.01.2018

В роддомеЗаведующая отделением реанимации и интенсивной терапии роддома Городской клинической больницы имени М.П. Кончаловского Галина Скосарева: «Больной младенец не подождет, пока ему поставят правильный диагноз, ошибка невозможна».

Сегодня папе 28

Соседка родила, слава Богу, и... младенец появился на свет с врожденной желтухой. А у Гали Скосаревой – первые дни медицинской службы после окончания Курского медицинского института и ординатуры. Она ставит точный диагноз: гемолитическая болезнь, кровь мамы несовместима с кровью ребенка. Не заменить кровь – развивается тяжелое поражение головного мозга, и в «лучшем» случае малышок останется инвалидом на всю жизнь или... Рассуждать и ждать помощи опытных врачей некогда. Галя спасала ребенка шесть часов и не дала развиться страшной болезни. Сегодня бывшему соседу 28 лет, он уже папа...

Мы – первые журналисты в отделении. «Шлюз»: одеваем бахилы и халат, шапочку, дезинфицируем руки, входим. Тихо, два длинных коридора, стерильно, словно «в «чистых» комнатах на «Микроне». Вроде бы послышался слабенький плач. За четыре последних года Скосарева и ее команда подарили жизнь свыше 1500 новорожденных. Звучит поэтически, но эти дети будут жить – нормальные дети, как и все. Зачастую их мамы не представляют, что происходит в этом отделении.

– Зачем рассказывать? – удивляется Галина Александровна. – Наша работа – спасать детей. Работа, а не похвальба. Каждый из нас переживает страдания детишек, как свои собственные, боль крох, которые еще не могут сопротивляться боли. Не испытывающим подобное состояние врачам у нас делать просто нечего.

Поэтому будущие мамы и папы должны знать: есть медики, способные мгновенно отреагировать на самый страшный диагноз и которым удалось снизить смертность в несколько раз!

Каждый напрягается при слове реанимация. А если это касается ребенка, если он только что появился на свет? Эта женщина так мило улыбается – мы удачно пришли, час Х не объявлен.

– Галина Александровна, вы жесткий человек, верно?

– Если это касается работы. Выбора нет: больной младенец не подождет, пока ему поставят правильный диагноз, ошибка невозможна. Промедление смерти подобно. Постоянный стресс? Да, но опыт огромный – привыкаешь.

В роддом приходят, как на праздник, Ребенок – счастье. Рождается кроха... и не дышит. Катастрофа, из нее надо выбираться, и не просто спасать детку, но и добиваться, чтобы потом не страдало качество его жизни. Значит, должна действовать от-лаженная система, а я должна быть уверена в каждом докторе, медсестре, слабые исключаются – это аксиома.

Лерочка и осьминожек

Я теперь знаю, что такое кувез – «наседка», «инкубатор», в переводе с французского. Герметичный инкубатор – аналог материнской утробы с автоматической подачей кислорода, поддержанием оптимальной температуры и влажности. А есть транспортный кувез – в нем деточку привозят из родильного зала в отделение, где уже подготовлена палата и аппаратура. Вообразите: 38-39 недель длится нормальная беременность, а «скосаревцы» начинают вытаскивать с того света детей даже с 22 недель, весом от 500 грамм...

Мы входим в палату – здесь один кувез и оборудование. В кувезе живет Лерочка, ей целых 13 дней, рядом лежит маленький плюшевый осьминожек. Лера в шапочке и носочках, дышит с помощью аппарата искусственной вентиляции легких. Ее мама поступила в роддом с акушерской патологией. Внезапно на 29-й неделе начались схватки, и на свет появились три сестрички. Лера, самая маленькая, весила 850 грамм!

– Так случилось, что внутриутробно происходил сброс крови от Лерочки к сестричкам, для которых она была «донором», – объяснила Галина Александровна. – Лера родилась белой, как снег, уровень гемоглобина крови у нее составлял 60 грамм на литр при норме 160! Надо было сразу начать переливание крови, подключать к аппарату искусственной вентиляции, обеспечить внутривенное питание. И когда поступила тройня, мы были готовы. Как всегда.

Мы застали в отделении только маленькую Лерочку, сестренок уже увезли в столичные клиники. Сейчас в соседнем корпусе роддома почти готово новое отделение, где будет проходить второй этап лечения малюток, спасенных в отделении реанимации. А рядом с Лерой лежит осьминожек: таких друзей с щупальцами кладут рядом с крохами, чтобы видеть, в сознании ли они, если перебирают пальчиками.

Благодаря...

Итак, Галина Скосарева – неонатолог с 30-летним стажем, которая постоянно просила поменьше писать о ней лично и побольше – о работе: словно одно от другого можно, в данном случае, отделить. Ее профессия – спасать новорожденных детей.

Она родилась под Курском в селе, ныне входящем в городскую черту. В школу каждый день ходили пешком по 2,5 километра туда и обратно. Дом с роскошным садом стоял на берегу реки Тускарь. Весной начинал таять на речке лед, шкодливая ребятня прыгали по льдинам, кто-то падал в воду, ребята их спасали – первая реанимация. Почему медицинский? Смеется: соседка была медсестрой, вот и я хотела людей лечить.

Через два года после окончания института ее откомандировали в тогдашний центр «Медицина катастроф» – санитарную авиацию, она летала, чтобы спасать детей, в глухие деревни. По сути, большую часть жизни доктор занималась реанимацией. В Зеленограде Галина Скосырева 8 лет, в отделении – с момента его создания в 2010 г., заведующая – с 2013-го.

– Выходные? Ну-у, иногда, – смеется. – Хотя рабочий день может длиться сутки. Однажды пришла на работу в 6.30, а в свой кабинет вернулась в 4.30... на следующий день. У ребенка мы диагностировали тяжелый порок сердца. Малыш был синим, насыщение крови кислородом катастрофически низкое, артериальное давление отсутствовало. Выходили крошку, сейчас он успешно прооперирован в Бакулевском центре.

Живет ребенок, полторы тысячи новорожденных будут жить. Можно ли привыкнуть каждый день спасать детей? «Это же работа, – повторяет врач. – Только обязательно скажите, что у нас все суперпрофессионалы, иначе справиться здесь невозможно». Но вы расслышали: полторы тысячи детей за несколько лет практически ушли и вернулись благодаря этим врачам. Благодаря…

Владимир Ратманский, фото Анны Алимжановой

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати