RSS

Семья Мельников: северное сияние и южный поцелуй

14:27 06.07.2018

Семья МельниковТамара и Николай Мельники: 65 лет вместе? Честное слово, они пролетели как Северное сияние. Нам некогда было рассуждать о проблемах – мы их преодолевали. А семья, дети – это наше богатство. Мы его заслужили.

Холодно, но жарко...

Нижнеянск, маленький якутский поселок за Полярным кругом в дельте реки Яны, впадающей в море Лаптевых. Ледяная тишина. И вдруг по черному небу начинают катиться зеленые, красно-желтые вихри, смешиваются, хороводят. При этом слышится странный треск.

– Неописуемое впечатление и, откровенно скажу, немного жутковатое, – не скрыл Николай Иванович. Кажется, полвека прошло с тех пор, как он, один из тех первых управленцев, поднимавший для страны Якутию, уехал с Севера. Но и сегодня и у 89-летнего ветерана и у его супруги Тамары Ефимовны, которая старше его на один месяц, эта земля так же стоит перед глазами.

У журналистов есть позитивные моменты в жизни – когда встречаешься с уникальными людьми, такими, как супруги Мельники. Они вспоминали, а я видел перед собой могучую Лену, стада оленей в заснеженной тундре, блеск первых алмазов. Потому что говорили о том, что сами видели.

– О-о, дорогой мой, тогда, еще в конце 50-х годов, в тундре, в каждом из совхозов ходили по 200-300 тысяч оленей, – улыбался Николай Иванович. – Смотри, на стене рога висят – это оттуда, из самой нашей глубинки. А в июне вся тундра покрывается розовыми и оранжевыми цветами – саранками, напоминающими маки. Фантастическая красота. Вот тебе и минус 50: все забудешь. На короткое время, конечно, ха-ха.

Что ж не посмеяться теперь! Представьте себе Якутию площадью в три Франции, дающую нынче 98 процентов российских алмазов, 15 процентов золота, 40 процентов олова и множество других ценных продуктов, тогда, в первой половине 50-х годов. Никаких дорог, пути сообщения обеспечивало огромное количество рек. Совсем молодым, не достигшим 30 лет, Николай Мельник уже возглавлял Якутское управление Главсевморпути. То есть, управлял транспортными путями гигантского края. Но и он, и его жена южане – как они на Крайний Север попали?

Поженились – и на север

Да, южане. Николай Иванович, как сегодня, помнит физиономию гитлеровского летчика, бомбившего гарнизон, где служил его отец, в первый – второй день Великой Отечественной. Это было между Полтавой и Красноградом. Потом месяц семья ехала в эшелоне в эвакуацию и поселилась в райцентре Вад под Арзамасом. Получил 12-летний пацан лошадь, развозил почту, семена. А в колхозе несладко было: подростки, да женщины подбирали валки в снопы, которые устанавливали в тяжеленые копны. А потом организовали в городке госпиталь, ездили ребята на вокзал и грузили на подводы сотни раненных солдат. Это часть жизни, приклеенная навсегда.

Школу Николай заканчивал в Дрездене, куда перевели служить вернувшегося с фронта отца, и уехал в Одессу, поступив в местный гидротехнический институт. Здесь 70 лет назад он и познакомился со своей Тамарой, приехавшей из родного Мариуполя, став студенткой исторического факультета одесского университета. Впоследствии она всю жизнь преподавала – и в институте, и в техникуме, и в школе. Ну, а любовь пришла уже по окончании вуза. Налетела, что Северное сияние, смущается пожилая пара. Только ведь девушку распределили в Запорожскую область, юноша мог остаться в Одессе, а сказал: «Пошлите в Якутию». И жена сразу согласилась. Правда, мама ее из Мариуполя прислала телеграмму: «Никакого Якутска, приезжай домой». Пришлось не послушаться.

– Это сейчас Якутск – уютный город, благоустроенный, – признал Николай Иванович. – А 65 лет назад – деревянный городок с малоэтажными домами без удобств.

– Подождите, как без удобств? Там же зимой обычное дело -45-50 градусов.

– Вот-вот, – поддержала Тамара Ефимовна. – В гостинице, где первое время жили, в удобства ходили на улицу. Мыться? В баню. Водичка? Пробивали полыньи в реке, и водовоз ее привозил в бочке, переливая в огромный чан.

А все же дела творили огромные. Основными дорогами служили Обь, Енисей, Колыма, Лена. Каждый год в июле-сентябре собирали огромные караваны в 200-300 судов по северному морскому пути. Одним из важнейших участков управлял Николай Мельник.

– Понятно, было непросто. Однажды шел караван из Владивостока, огромный корабль с цементом и другими стройматериалами попал в передвижку льдов – в Нижних Крестах, там, где Колыма впадает в Восточно-Сибирское море. Никто из людей не пострадал, но вы бы видели, какие дыры пробил лед в толстенном металле судна. Но что творилось, когда летом 55-го года советский геолог Юрий Хабардин в лисьей норе открыл первое гигантское месторождение алмазов — трубку «Мир»! Тогда хорошие отношения были с Канадой, вспоминал Николай Иванович, сопровождавший посла этой страны на рудник: на Западе не верили, что в СССР открыли алмазы. Посол вошел в большой зал, где за подобием бильярдных столов сидели женщины и из породы пинцетами выбирали алмазы. Зачерпнул дипломат породу, один алмаз упал на пол, так посол присел и не успокоился, пока не нашел камень.

Повезло металлургам с начальником

На одной страничке уместить рассказ о жизни двух заслуженных 89-летних ветеранов невозможно. Достаточно сказать, что к 34-35 годам Николай Мельник стал заместителем председателя Совета Министров Якутской АССР. Но приболел и вернулся в родной для супруги Мариуполь, где Н.Мельник со временем стал управляющим «Ждановметаллургстроем», который модернизировал огромные «Азовсталь» и металлургический завод им. Ильича. Под его управлением возвели первый в стране прокатный стан 3600, способный производить броневую сталь для кораблей и подводных лодок. Увы, это совсем коротко. Младший сын Евгений Мельник получил диплом МИЭТ, и в 2002-м убедил ветеранов переехать в Зеленоград, который им чрезвычайно пришелся по душе. А через три года оба сына, Сергей и Евгений, руководители крупных компаний в сфере компьютерных технологий, стали лауреатами Государственной премии России за разработку и внедрение компонентов системы «Электронная Москва». Нынче у Н. и Т. Мельников три внука и правнучка.

– А вы говорите – 65 лет, – рассмеялась на прощание Тамара Ефимовна. – Один большой день – трудный, но красивый. Повезло нам друг с другом.

Владимир Ратманский

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати