RSS

Как работает зеленоградский мусоросортировочный пункт?

14:51 23.03.2020

Мусоросортировочный пунктВ прошлом году Москва объявила о переходе на раздельный сбор мусора. Насколько сегодня мы продвинулись в реализации этой непростой, но нужной задачи?

Уже привычными стали для нас мусорные контейнеры с маркировкой «для вторичного сырья» и «для несортируемых отходов». К сожалению, не вошло еще в привычку самим разделять бытовой мусор на две фракции. Стоит только не полениться и заглянуть в контейнер для вторсырья – и видно, что туда по привычке сваливают все подряд: стекло и картофельные очистки, драные кофты и пластиковые бутылки. Главные аргументы, почему жители пренебрегают в общем-то несложной процедурой:

– Все равно все подряд туда бросают, чего ради стараться?

– Это все показуха, на самом деле мусор не сортируется, а вывозится, как прежде, на полигоны!

– Нам еще в Зеленограде мусоросортировочного пункта не хватает!

На самом деле такой пункт есть – и мы едем туда, чтобы своими глазами увидеть, сортируется мусор или нет. Вынесено предприятие подальше от жилых кварталов, что правильно. Но надо сказать, что ароматы на нем ничуть не сильнее, чем на очистных сооружениях водоканала (недавно, кстати, модернизированных). И мусор, свезенный туда, действительно сортируется по фракциям.

Отбираются стекло, пластик разных сортов, металл, макулатура. Видим в упакованном виде то, что предлагается отбирать нам – еще на стадии сбора перед выносом на помойку.

Наши провожатые в экскурсии – Дмитрий Мороз, руководитель производства фирмы, которая занимается раздельным сбором мусора в Зеленограде, и Игорь Орлов, руководитель отдела по связям с общественностью. Мы осматриваем упакованные в большие блоки груды спрессованных пластиковых бутылок, алюминиевых и жестяных банок, картона. Все это пойдет на вторичную переработку – и сэкономит для страны и для природы тонны металла и нефти, сотни деревьев.

– Нам, жителям, предлагается отдельно складывать всего четыре фракции – металл, бумагу, стекло и пластик. А получается, что эти компоненты вы еще дополнительно по сортам разбираете?

– Именно так. Например, банки из-под мясных консервов – жестяные, из-под напитков – алюминиевые. Их нельзя мешать в одну кучу. Также и пластик пластику рознь. Бутылки от воды, минералки, пива – один сорт, от молока, кефира – другой, от моющих средств – третий, пластиковые пакеты – четвертый, полиэтиленовая пленка тоже идет отдельно.

Действительно, видим: все это – по разным упаковкам.

– Сколько всего мусора из поступившего к вам уходит на переработку?

– Сортируем разными очередями. Отдельно на линию поступают отходы из сетчатых контейнеров. Они установлены несколько лет назад, и к ним люди привыкли. Смешанных отходов в них практически нет. Выборка здесь достигает 95%. Из новых контейнеров, маркированных синими наклейками (для раздельного сбора), пока лишь 15% – к сожалению, в них очень много «мокрого» мусора, пищевых отходов. Понимаем, что люди еще не привыкли к ним и часто кидают все подряд. Мы еще в самом начале пути, и пока трудно добиться более высоких результатов.

А из того мусора, что отобран для вторичной переработки, 34% тоннажа приходится на макулатуру, 44% – на стекло, по 8% занимают пластик и дерево, 6% остается на долю металла. Ткань, резина – слишком разносортные материалы, чтобы их сортировать. Картонные пакеты от сока и молока тоже не перерабатываются: в их составе, кроме картона, есть и пластик, и алюминий.

Мусор подается на конвейер, где рабочие отбирают разные фракции.

– Каждый – свою?

– Да, хотя, например, алюминиевые банки выбирают из общей массы все, кому они попадутся. Это один из самых ценных видов вторсырья.

– А уникальные находки встречаются?

– Легенды разные ходят, – улыбаются наши провожатые.

Затем отсортированный мусор идет под пресс и, плотно упакованный, оправляется на переработку. А тот, что переработке не подлежит, дробится и отправляется на полигоны. Да, пока еще великоват процент неперерабатываемого мусора. Но начало уже положено.

Вот во двор въезжает машина с серым контейнером – значит, это смешанные отходы. На весы – и затем в отдельный отвал для смешанных отходов. Конвейер загружается в первую очередь сортированными отходами из синих мусоровозов. Когда они заканчиваются, на ленту поступает несортированный мусор.

– Эти отходы мы тоже сортируем, чтобы линия сортировки не простаивала. Но процент выборки от смешанных отходов невелик. Поэтому мы призываем всех жителей выносить отсортированные отходы только в синие баки и синие сетчатые контейнеры.

– Как же все-таки научить людей сортировать мусор?

– Это и воспитание в школах, и информационная кампания. В Германии, например, для полного перехода на раздельный сбор мусора понадобилось 25 лет. Мы должны пройти этот путь быстрее.

Действительно, во всех школах Зеленограда уже проходили экологические уроки, есть у нас и активисты, которые проводят кампании за раздельный сбор мусора. Этого пока еще мало.

– Необходимо, – считают наши собеседники, – чтобы информационная кампания шла массово, на уровне центральных государственных СМИ. Нужно добиться качественного перелома в сознании жителей. Тогда мечты о том, что 100% наших отходов можно будет перерабатывать с пользой для людей и природы, станут явью.

Иван ЛАЗАРЕВИЧ

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати